Исправительный центр Laredo-Lordis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Исправительный центр Laredo-Lordis » Принятые анкеты » Не место военному на воле...


Не место военному на воле...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Фергас Лоркан ● Фер, Ферджи
http://s1.uploads.ru/5VgG7.jpg
Michael Mando

Дата рождения, возраст: 17 марта 1983 года. 33 года.
Сексуальная ориентация, предпочтения: би. Актив с редким исключением. Пол партнера никогда не играл для него роли. Захотелось — трахнул. Все просто.
Место рождения, национальность: коренной ирландец. Настолько коренной, что может рассказать свое родственное древо до пятого колена ни разу не назвав другой национальности.
Отличительные черты:
• рост, телосложение: достаточно высок, 185 см. Рельефное, натренированное тело, очень вынослив, в виду того что до работы в центре побывал не в одной горячей точке.
• цвет волос, глаз: волосы темно-коричневые, коротко стриженные, почти наголо, за исключением полоски по центру головы на манер ирокеза. Глаза голубые.
• особенности: аккуратно выстриженная бородка, за которой Фер тщательно следит. От левой брови через всю голову шрам, полученный в бою. Видно его очень хорошо.  В ушах пятимиллиметровые тоннели, на шее талисман и армейский жетон, на правой руке кожаный шнурок и серебряный браслет. На правом плече след от пули, летом закрывает его повязкой, зимой носит армейский китель. Так же косой шрам через всю спину, от левой лопатки до поясницы — широкий грубый шов. Был ранен осколком гранаты и зашивали там же на поле, ибо отказался от отправления на покой. Татуировок нет.
Близкие родственники: из родственников только старший брат Симус, который живет и работает в Дублине.
Уровень достатка: достаток средний. Живет на зарплату охранника и ежемесячное  пособие ветерана войны.
Род деятельности (в том числе и до Ларедо-Лордис), дата первого рабочего дня в Центре (дд.мм.гг): профессиональный военный. Контрактник. Наемник.  С восемнадцати лет попал в круговорот Афганской войны, как раз в самое ее начало и прошел ее всю. Помнил каждого своего собрата, каждого убитого врага. Будучи спецназовцем его швыряло по самым неприглядным местам, с особенной болью, Фер вспоминал «Анаконду» с ее количеством жертв с обеих сторон. Когда в 2014 война закончилась, Фер вышел в отставку, в звании капитана, и, не зная чем себя занять, вспомнил о старом школьном товарище, которому и позвонил. Так, в апреле 2014 года он попал в Ларедо-Лордис. Соответственно 2 года в должности начальника охраны. Можно было бы и получше должность занять с его званием, но устав от командования, он с удовольствием отдал свою персону под начальство своего друга, Винсента Уолша. Хотя периодически напоминал ему о своем звании.
Пост:

>>>>>

Огонь…быть в окружении огня стало уже привычным, словно феникс, сгорая каждый раз морально, снова и снова подниматься и идти вперед в немом отчаянии и единственном желании закончить войну.  На руках и одежде кровь, столько крови что  уже не понятно чья она, своя, друзей, врагов. Кровь и грязь. Они тщетно пытаются отмыться каждый вечер, тратя драгоценную воду, и каждый день снова покрываются толстым слоем этой чертовой смеси.  От взрывов и очередей глохнешь практически сразу. Не многие приходят в себя на гражданке и еще меньшее количество способны нормально  спать.  Фер не мог. Даже спустя два года после окончания невероятно длинного и жуткого периода в его жизни, каждый раз засыпая он видел кровь и грязь…
— Сэр, разведгруппа доложила, что периметр чист. Выдвигаемся? — Этот малый что стоял перед ним как тогда, в 2008 году, не дожил доследующего утра, а все потому, что их капитан не прислушался к старшему лейтенанту Лоркану и поверил талибам, которые так явно эвакуировали людей и выводили войска из города. Это было старо как мир, но чертов недоумок поверил и отправил людей на смерть.  Из их небольшого отряда в пятнадцать человек выжило только трое, всего три солдата. Тогда то Фергаса и зацепило гранатой, и рядовой с незабываемой отвагой на лице и затаенным страхом в глазах, шил рваную рану прокаленной над зажигалкой иглой, по живому, без анестезии и дезинфекции. Им еще повезло, что в том краю опарыши не редкость и  воспаление удалось убрать с их помощью. Потому и шрам получился безобразный, кривой и бугристый, словно его специально таким делали. Однажды ему предложили убрать этот рубец, стереть его с кожи. Но Фер только рассмеялся. Как можно убрать это напоминание о храбрости и самоотверженности  простого солдата, который на трупах ив лужах крови готов был латать своего лейтенанта, что закрыл собой еще двух таких же зеленых ребят.
Этот день чаще всего снился теперь уже капитану Лоркану. Последний раз, когда на его глазах погибло столько его солдат. До самого 2014, когда наконец пришла команда вольно, он тщательно выверял каждый шаг своей команды, каждый вздох. И никогда не отсиживался за их спинами, чаще закрывая собой. Ни на минуту не забывая отряд капитана Вейдена.
Вот и сейчас, даже будучи на гражданке, в мирное время, лежа рядом с человеком, который за два года прочно въелся в душу, словно ржавчина, разъедая ее, Лоркан хмурился во сне, кусая губы и  нервно вздрагивая. Лежащий рядом мог даже не спрашивать что снится бывшему военному это и так было понятно…
-Лоркан мы входим в город, талибы бегут, как слышите меня? Бегут как тараканы, как крысы от дуста. — Голос из динамика почти ликовал.
— Тревер отставить язвить, занимайте обговоренные места. Если что не так открыть огонь. — Фергас нахмурился и повернулся к капитану Вейдану, что вел их тогда.
— Не нравится мне это сэр. Не верю я этим обезьянам, как пить дать какую — нибудь хрень подложат.
— Не подложат. Ты Лоркан, отдохнул бы что ли, совсем война тебя в параноика превратила. — Отмахнулся коренастый блондин и Феру ничего не осталось как промолчать. Спорить с начальством по уставу не положено.
Тишина длилась не долго, всего каких-то три часа, а потом…
— Капитан, капитан, нас атакуют, атакуют со всех сторон. Нам нужно подкрепление, сэр, вы слышите меня, сэр? — Тот же бравый Тревер больше не ликовал.
Фергас подорвался, но капитан остановил его.
— Пошли группу поддержки, самому то зачем лезть?
— Как вы можете… — Начал было брюнет, но потом махнул рукой и выскочил из их убежища, на ходу раздавай указания и собирая отряд.
— Гребанные ублюдки! Мразь! Вот я вас.  — Кричал он высаживая в бегущих на них талибов одну обойму за другой, почти без остановки, две секунды на перезарядку. Все что угодно лишь бы дать своим оставшимся ребятам уйти.
— Там мины  Ричард, бегите в право! Вправо, Ричард! Твою ж мать! — Не успев остановить солдата, ему остается только наблюдать за взрывом и в бессильной злобе материться, проклиная эту ненавистную войну, подставляя осколкам спину и прикрывая последних оставшихся в живых.
Чтобы быть кошмаром этому сну не надо никаких монстров, достаточно и того что видел солдат.  Фер беспокойно ворочается и в момент когда его задевает осколком, а бегущего рядом солдата сносит к чертям, он с криком просыпается, обнаруживая себя в темной комнате, в постели.
-Опять кошмар? — Раздается голос справа и Фер не сразу понимает где он и кто рядом с ним, ощетиниваясь как дикобраз и готовый в любую минуту напасть. Но зажигается прикроватная лампочка и Лоркан понимает где он. Холодный липкий пот катится по лицу крупными каплями и отчаянно хочется залезть под холодную воду чтобы затылок ломило от холода, а не боли, но брюнет лишь чертыхается сквозь зубы и стянув с тумбочки бутылку виски делает большой глоток, падая обратно на подушку и притягивая к себе того, кого разбудил.
— Прости Винс. Эта чертова война никак не уляжется в моей башке. Спи. Я теперь уже не усну.

Отредактировано Фергас Лоркан (04-03-2016 11:13:43)

+3

2

Я всегда помню тех, кого однажды встретил...

Винсент Уолш
Ржавчина моя. Разъел душу до дыр, заставил думать о себе, ревновать и бороться с желанием держать на привязи в комнате, чтобы никто не смел коснутся. Моя болезнь, которой так приятно болеть...

Мэттью Хартман
Наглый мальчишка, посмевший посягнуть на дорогое мне, за что в свое время поплатится. И плевать я хотел на законы и устав Центра. Хотя... интересный все-таки.

Эрик Кройц
Начальник, мать его. Скотина он, а не начальник. Хотя нет, как начальник то он нормальный, даже отличный, но как человек гад редкостный. Хотя бы потому что не фиг лезть к тому, кто уже занят. (И не важно что никто и никогда не говорил о серьезных отношениях) Была б моя воля - пристрелил бы. Хотя... люблю я его, как пес верный хозяина.

Леонард Блекмор
Засранец посягнувший на правила центра.

Отредактировано Фергас Лоркан (30-07-2017 13:03:16)

0


Вы здесь » Исправительный центр Laredo-Lordis » Принятые анкеты » Не место военному на воле...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC